Дауншифтинг

"Баба-Яга! Баба-Яга!"
Пришелец надрывался уже третий час, поэтому иногда сбивался, и тогда слышалось нечто вроде: "Яба-Бага!", "Леди-Гага!", а пару раз и вовсе непотребное "Неко-Няня!" Спать под такой аккомпанемент было решительно невозможно. Нерешительно, впрочем, тоже.
Кот Баюн вздохнул, спрыгнул с печи, протопал к двери, распахнул её и воззрился на пришлеца с высоты страусиных ног избушки:
- Чего тебе надобно, стар... то есть, добрый молодец? Если ты добрый, конечно.
Теоретически добрый молодец, в свою очередь, уставился на говорящего кота и просипел:
- Мне Бабу-Вуду... ой, Ягу...
- Это я уже понял, - отмахнулся Кот, - зачем она тебе?
Всё-ещё-непонятно-какой молодец неожиданно густо покраснел и понизил голос до шёпота:
- Дело у меня к ней. Кофе... Кофте... Конфет... Конфет-децл-едальное, во!
- Батюшку отравить? Девку приворожить? Али поднять кой-чего? - Подмигнул Баюн.
Парень густо замахал руками, отчего стал похож на ветряную мельницу.
- Типун тебе на язык! У меня другое!
- И какое же? - Начал терять терпение Кот.
- Я ей яблоко молодильное принёс, вот, - потупился пришлец.
- Яблоко. Молодильное. Бабе. Яге. - Раздельно повторил Баюн.
- Ага, - подтвердил парень, опять покраснев.
- Зачем?
- Ну, как зачем... Чтоб она опять красной девицей стала.
- А зачем? - Тупо повторил Кот. - Тебе оно зачем?
- Доброе дело сделать хотел, - казалось, парень сейчас расплачется, - ведь, сказывают,
Баба-Яга - она злая, так? Я вот и подумал, может, она потому злая, что старая? А вот вернуть ей молодость, она, глядишь, и снова подобрела бы.
- Скажи-ка, а ты Бабу-Ягу хоть раз в жизни видел? - подозрительно ласково спросил кот. Теперь-уже-точно-добрый молодец опять замахал руками.
"Да что ж он такой рукомашистый," - недовольно подумал Баюн.
- Да ты что, откуда ж мне её видеть! Дед Пахом сказывал, что видел её, когда молодым был... Правда, он ещё чуду-юду видел, но то после ведра сливовицы было...
- Тогда смотри, - ехидно усмехнулся Баюн, махнув лапкой куда-то за спину парня.
Послышался нарастающий свист, резко подул ветер, и на полянку перед избушкой мягко приземлилась ступа, в которой сидела молодая и очень красивая девушка. Парень ойкнул, привычно покраснел и зажмурился.
- Таак, и что это у нас тут такое? - Пропела обнажённая красавица, облокотившись на метлу и разглядывая парня.
- Наташа, он тебе молодильное яблоко принёс, - наябедничал кот, - чтобы ты, значит, опять помолодела и доброй стала...
Кот не выдержал, махнул лапой и расхохотался. Через секунду к его похрюкиванию присоединился заливистый смех Бабы-Яги.
На парня было жалко смотреть. Он то бросал умоляющие взгляды на кота, то косился на девушку, тут же краснея и отворачиваясь.
Отсмеявшись, девушка сжалилась над бедолагой:
- За подарок спасибо, но, как видишь, мне он без надобности. Можешь Кащею отнести разве что. (Кот хрюкнул и тут же зажал лапой рот) Знаешь, где Кащей живёт?
- Знаю...
- Ну вот и отнеси. Да, привет ему от меня передай непременно, а то осерчает ещё старик. В деревне-то расскажешь, что Бабу-Ягу видел?
- А кто мне поверит-то? - Вздохнул парень, - Решат, поди, что опять сливовицы на пару с дедом Пахомом перебрал.
- Вот и славно. Иди уж... Тимур.
Когда понурая спина парня скрылась в лесу, Наташа взглянула на кота:
- Всё-таки ты был прав, Бегемот. Есть в этом дауншифтинге своё очарование.
- А то! - Важно мурлыкнул кот и опять покатился со смеху, представив себе лицо Воланда, глядящего на молодильное яблоко.

19.04.2021