Датское

Снова в твоём Эльсиноре дожди и слякоть.
Рушатся стены замка: песок-то хлипкий!
Смотрит Офелия долгим-предолгим взглядом,
как хрупкими листьями неба плывут улыбки.

Волосы собраны в хвостик, линялые джинсы –
и говорит о чём-то, что входит в моду.
Словно, мой принц, ты перепутал жизни, и
вполне здравомысляща милая обормотка!

И вроде бы всё спокойно: нет явных клавдиев,
и шпаги отравленные – ужасное ретро!
Лишь иногда мелькнёт: ты ж забыл о главном!..
И тонет в дожде не спасённое королевство.

Дмитрий Волчек



Где-то, в другой вселенной, где Гамлет спасся,
Он, между нами сказать, тот еще параноик, -
Молвил учтиво: "Милуйте, дядя Клавдий,
Что-то живот меня сводит от этих настоек".

Вечером тем же он спаковал чемоданы,
Впрочем, вещичек мало у эмигранта,
Гамлет уехал куда-то в теплые страны,
Адрес его неизвестен Шекспиру, как странно.

По вечерам, закутавшись в плед с газетой,
Жадно читает новости с милой отчизны,
Те же интриги, измены, доносы, наветы,
Гамлет вздыхает, ему не хватает жизни.

Но, избегая слов и помыслов резких,
Он остается собой, и, в пучине вопросов,
Гамлет Офелии щлет и шлет смс-ки:
"Как там у вас в Эльсиноре? Все так же - осень"?

4.10.2015