Полуночный разговор с Екатериной Ачиловой

Вадим
И родство наше - сказано, писано!
На крови, на мечтах, на судьбе.
Как угодно - словами, молитвами,
Где угодно - на мне, на тебе...

Хочешь стихами? Ладно, давай на "ты"
Перейдем, раз уж мы начинали о несерьезном.
Интернет - он такой интернет... здесь забудешь про стыд,
Да и про нашу серьезность здесь вспомнить довольно непросто.

Екатерина
Что нам серьезность - фикция, маска, игра ума,
Шутка - она действительна и до слез непреложна.
Где-то оборонительна... Вообщем, как жизнь сама,
целостна, убедительна. Смейся, покуда можно)

Вадим
Знаешь, милая, чего я так сильно боюсь?
Чтоб в моем некрологе написано было: "Сбывшийся",
"Состоявшийся", "Очень успешный" и прочая гнусь, -
Не хочу! Я не сбудусь! Шутам, я надеюсь, простительно...

Екатерина
Знаешь, милый, такое время – правители, что шуты.
А что шутам остается? Смеяться над этим рвением.
Одним – состояться (таких состояний не знаем ни я, ни ты).
Другим – брести бесконечно, роняя стихотворения.

Вадим
Что шутам остается? - Брести по разбитым дорогам,
Отчищая колпак от насмешек и пьяной толпы.
Душу? Нет - как и прежде, чиста она! Только немногим
Видно слезы ее - Мы их видим.... Мы тоже шуты.
Наши души сокрыты внутри наших тел разномастных,
Наши души... Кому интересны они?
Мы бредем по разбитым дорогам в погоне за счастьем
Забывая прожитые в этой бредОтине дни..

Екатерина
Я люблю эту жизнь, эту тьму, эти вечные темы,
Эти дроги, дороги и дрожь под холодным дождем,
Потому что я помню, что этого я и хотела,
Потому что я знаю о том, что забуду потом.

Вадим
Я ведь тоже любил... Я, наверно, тебе рассказывал
Эту милую сказку, эту нелепую быль -
Да, рассказывал, помню я это.... неправда ли, странно ведь
Вспоминать то, что будет, и сразу - хотеть забыть..

Екатерина
А без этого жизнь не полна, не скажу, что бессмысленна -
Только пусто внутри. Есть и благословенная боль.
Пусть мучительно, что же, ведь чувства не меряют числами,
И без них невозможно ни стать, ни остаться собой.

Вадим
Говори, как умеешь! И как не умеешь - тоже!
Задержи меня! Чем, как угодно, - но здесь, на краю!
Я прислушаюсь,.. ну, я постараюсь, быть может...
Да что там "не может"! Я все еще здесь, я люблю!

Екатерина
Мы останемся здесь до поры, иногда унывая,
Иногда восторгаясь, порой повторяясь и злясь.
Я-то выбрала, мне-то легко – я останусь словами,
Никому ничего не веля, ничего не деля.
Спите сладко. Пускай Вам приснится огромное лето,
Больше этого в десять, нет, в тридцать… во множество раз,
Можно, сидя на радуге, петь озорные куплеты,
Посылая друг другу десятки рифмованных фраз.
Можно все, до известных, сердечных, границ и пределов,
Иногда, как струна, замереть, как река, обмелеть,
Можно плакать и петь, кто умело, а кто – неумело,
Можно быть кем угодно, покуда мы здесь, на земле.

06.07.2012