Что на моей подушке - слеза или капля прибоя?
Сердце так бьется - предчувствие или лишь кофе?
Как же хочу в путь отправиться вместе с тобою,
Но я добровольно когда-то взошел на Голгофу.

Привычный уют стал неструганых досок крестом,
Долги всех мастей и страстей превратились в распорки,
Слова "Я люблю" обернулись терновым венцом,
Да, все по канонам - но трус не бывает пророком.

"Мне есть что терять" - как неистово, как увлеченно
Я гвозди сомнений в ладони вбивал чем поглубже!
О, как же я хвастал своей иллюзорной короной:
"Меня кто-то помнит, меня кто-то ждет, кто-то любит"...

С каким удовольствием, радостно, самозабвенно
Я повис на кресте, на добычу и радость воронам,
И доволен собою я был... Только северный ветер
Нашептал про корабль, что идет к берегам Авалона.

Я рванулся с креста... Бесполезно - к нему я прирос,
Я сроднился с Голгофой привычек и обязательств,
Извиваюсь и рвусь... Но "Летучий Голландец" не ждет,
Опоздал я... Прости, Авалон... Что ж, пируйте, стервятники!

Слишком поздно...

22.01.2009