Последнее падение

I

"Научи меня летать, разве я прошу так много?
Покажи мне облака, не смотри, прошу, так строго.
Белокрылой птицей стать, и в небесные чертоги -
Нужно это заслужить, в кровь сбивая свои ноги?

Помоги увидеть мир, его лик без моих мыслей.
Кто-то скажет тебе "Сир", признавая, что ты высший,
Только это ведь не я - мы с тобой и не знакомы.
Я же вижу два крыла и в глазах полёта стоны". -

Смелость просто подойти и вернуть перо из крыльев...
Еле слышно: "Подожди, твой полет не станет былью.
Научи меня летать, это много и так мало,
Не могу я только спать, на земле мне тесно стало."

Сколько грусти его взгляд мне отдал на эту просьбу.
Он ей был совсем не рад, опалив нелепой злостью.
"Научи меня летать," - и распахнутые крылья,-
"Я же всем тебе под стать, и была я раньше сильной."

"Это было и прошло, не вернешь уже былое,
И не нами решено, что теперь твое - земное.
Не ищи того, что нет, то, что больше недоступно.
Небу не сказать привет, знаю, что тебе так трудно.

Это - плата за любовь, за твою слепую веру -
Обагрила землю кровь, потеряла свою меру,
Помнишь, плакала земля, небо ей тогда вторило?
Отвернулась и ушла, и тебе не страшно было.

Все прошедшее ушло, и нельзя уже вернуться
Ты его не вороши, не дано тебе проснуться.
То, что крылья за спиной, ничего уже не значит.
Не летать тебе со мной, и не сможешь жить иначе."

Отвернулся и ушел, я ему вослед смотрела:
"Научи меня летать..." - на моих губах звенело.
А в руке холодный меч тихо сталью улыбался:
"Нынче демонов не счесть," - надо мною он смеялся...

Небесная


II

Взгляд небесно-синих глаз спину жег, как кислотой.
Оглянуться хоть бы раз... "Что ж ты делаешь?! Постой!
Бойся, бойся потерять - не ее - себя, упрямец!
Очень просто поломать то, что строилось годами.

Повернись, пойми, прости" - Сердце билось и кричало -
"Только с нею по пути. Ну попробуй всё сначала!"
Но упрямо он шагал вдаль по выжженной дороге,
"Нет, не буду", - отвечал, отметая пыль тревоги.

Сердце на куски рвалось, то бранясь, то умоляя,
Но вперед, вперед плелось тело, душу отвергая.
С каждым шагом чуть-по-чуть он терял в полеты веру,
Устилали его путь свежевыпавшие перья...

Все, чем жил, враз потерял, не найдя взамен нирваны.
Ночью тёмной тосковал, днями жил в угаре пьяном.
Не хватило сил признать ту жестокую ошибку,
"Научи меня летать" - еле слышно, нежно-зыбко...

Нет, не стал смотреть назад, гордость - худший из пороков,
Позабыв небесный взгляд с недосказанным упреком.
Он к обрыву подошел, распахнул ошметки крыльев,
Теплый ветер взгляд отвел - так он выглядел бессильно.

Шаг вперед. Привычный взмах. Уже ясно - нет ответа...
Ее имя на губах отзовется эхом: "Где ты?"
Камнем вниз, и не взлететь. Осознанье: "Что ж я сделал?"
Милосердно примет смерть искалеченное тело.

ЕЖиК №117, 09.09.2008